Статьи

ESG-рейтинг российских регионов: готовность к кризису

Для мирового инвестиционного и финансового сообщества внедрение принципов ESG (Environmental, Social, Governance) в свои инвестиционные стратегии в последние годы стало мейнстримом.

Без учёта социальных и экологических рисков уже не принимается ни одно важное инвестиционное решение. Количество компаний (в том числе банков, пенсионных и инвестиционных фондов), которые подписали принципы ответственного инвестирования ООН (UNPRI) в 2019 году превысило 2,3 тыс., а объём активов под их управ­лением — 86 трлн долларов США. Общий объем выпуска «зелёных» облигаций в мире в прошлом году превысил 258 млрд долларов США. В январе 2020 года крупнейшая в мире управляющая активами компания Black Rock вошла в число подписантов инициати­вы «Climate Action 100+», что означает высокую вероятность переориентации их портфеля объёмом свыше 7 трлн долларов на более экологически ответственные вложения.

Для большинства российских компаний тема ответственного инвестирования — ещё не главный приоритет развития. Однако наиболее крупные отечественные корпорации, претендующие на статус глобальных игроков, уже всерьёз озаботились повышением своих экологических и социальных стандартов до мирового уровня. Пока главный стимул для соблюдения ими принципов ESG — растущий запрос со стороны иностранных инвесторов и партнёров, которые в последнее время готовы работать только с экологически ответственными компаниями. Но уже сейчас движение в этом направлении всё активнее поддерживается государством в лице институтов развития и ЦБ.

Однако проблема обеспечения устойчивого развития выходит далеко за рамки корпоративной политики, становясь значимым фактором региональной стабильности. Недавняя авария на объекте «Норильского никеля» показала, что помимо заметных экономических последствий для собственно компании (с 29 мая капитализация «Норникеля» упала на 6,1% на Лондонской фондовой бирже и на 7,9% — на Московской бирже) под ударом оказалась социально-экономическая ситуация в крупном регионе.

Катастрофа под Норильском высветила серьёзные огрехи в деятельности региональных органов власти, изрядно подпортив репутацию региональной администрации в глазах не только федерального центра, но и зарубежных инвесторов. Вполне вероятно, что часть иностранных инвесторов «поставят на стоп» свои инвестиционные планы по выходу в регион, а возможно — предпочтут другие субъекты Российской Федерации. Словом, применительно к российским регионам высокая и достоверная оценка ESG-факторов по существу становится пропуском в зону доступа к прямым иностранным инвестициям, весьма нелишним в условиях непростых экономических реалий.

Прообраз независимой системы ESG-навигации по России уже существует. Второй год европейское рейтинговое агентство RAEX-Europe составляет единственный в своём роде ESG-рейтинг российских регионов, который позволяет в рамках одной шкалы оценить экологические и социальные риски, а также качество государственного управления. В первую тройку рейтинга в этом году вошли Татарстан, Москва и Липецкая область.

Рейтинг позволяет не только ранжировать регионы по уровню комплексной оценки ESG-рисков, но и даёт возможность оценить готовность регионов к экономическому кризису, вызванному COVID-19 и падением цен на нефть.


Сравнение кризисов и прогноз для регионов на 2020 год

Текущий экономический кризис не имеет аналогов ни в мировой, ни в российской истории, так как впервые вызван не экономическими или политическими факторами, а эпидемиологическими. И всё же мы рискнём сравнить его протекание в регионах с недавними кризисами 2008–2009 и 2015–2016 годов. При озвучиваемых сейчас сценариях падения российской экономики от 3% до 6%, число регионов с негативной динамикой, очевидно, превысит цифры 2015 года (45), и будет ближе к значениям 2009 года (67).

Валовый региональный продукт — запаздывающий индикатор, поэтому мы смотрим на более оперативные данные по промышленному производству, строительству, инвестициям, сельскому хозяйству, доходам населения и розничной торговле. Большинство из них демонстрировали замедление роста ещё к концу 2019 года после выхода из спада 2015–2016 годов. Промышленное производство в 2019 году выросло только на 2,3% против 3,5% годом ранее, при спаде в 17 регионах (13 в 2018 году). Строительство показало рост 0,6% (после 6,3% в 2018 году), при спаде в 45 субъектах. Инвестиции выросли на 1,7% при спаде в 31 регионе (5,4% роста в 2018 году при спаде в 34 регионах). Исключение составляет сель­ское хозяйство, которое выросло на 4% после спада на 0,6% в 2018 году, но эта отрасль почти всегда движется вне общего тренда из-за погодных факторов и динамики мирового рынка.

Главное отличие наступившего кризиса от спада 2008–2009 годов в том, что ему предшествует почти шестилетняя стагнация реальных доходов населения, которые в реальном выражении так и не вышли на уровень 2013 года (к концу 2019 года они составляли 93% от этого уровня). Доля населения с доходами ниже прожиточного минимума после выхода на минимумы в 11% в 2012 году, фактически уже 5 лет находится «на плато» в 12–13%, а разрыв между «худшими» и «лучшими» регионами колеблется в районе 28–30 процентных пунктов. На этом фоне, с учётом высокой закредитованности населения, мы можем ожидать резкий рост социальных рисков на выходе из острой фазы кризиса как в депрессивных, так и в относительно развитых регионах.

При ожидаемой отрицательной динамике доходов населения по итогам 2020 года и дли­тельном продлении карантинных мер в большинстве регионов наиболее пострадавшей отраслью (из значимых для регионов) окажется розничная торговля. Важно, что, как и другие отрасли, динамика оборота розничной торговли замедлилась уже в 2019 году, показав рост на 1,9% после 2,8% в 2018, и по итогам года мы можем ожидать спад существенно более 10%, как это было в 2015 году, а число регионов с отрицательной динамикой превысит предыдущий пик в 76.

Как и в случае двух последних кризисов, на выходе из кризиса быстрее всего будут восстанавливаться столичные агломерации и аграрные регионы. Субъекты с ярко выраженной промышленной специализацией и моногородами продемонстрируют более сильный и длительный спад, выход из которого будет следовать за динамикой мировых товарных рынков. Показатели нефтегазовых регионов будут практически полностью зависеть от того, когда и до каких уровней восстановится нефтяной рынок, и что при этом будет с курсом рубля (ведь компании нефтегазовой сферы несут издержки в национальной валюте, а получают выручку в долларах). Депрессивные регионы центральной России, в особенности со специализацией на машиностроении, скорее всего продолжат стагнировать и после острой фазы кризиса. Республики юга России будут выходить из кризиса неоднородно, так как динамика их экономики будет сильно зависеть от решений федерального центра по финансовой поддержке и реализации крупных проектов.


Социальные риски и готовность здравоохранения

Ожидаемый рост социальных рисков в большей степени будет нивелирован в регионах, которые лидируют в нашем социальном субрейтинге. В их число входят относительно малонаселённые «нефтегазовые» регионы (Ненецкий АО — 1 место; Ямало-Ненецкий АО — 2; Сахалинская область — 3), а также столицы и их окружение (Москва — 5; Санкт-Петербург — 6). В обоих случаях нефтегазовая рента трансформируется в высокие показатели охраны здоровья, безопасности, благосостояния и обеспеченности базовым образованием.

В социальной части рейтинга интересны отдельные индикаторы, особенно в связи с мас­штабной нагрузкой на систему здравоохранения. Важно, что в регионах до кризиса произошла смена главного источника финансирования медицины с собственно бюджетов регионов, на территориальные фонды обязательного медицинского страхования (ОМС). Если в 2013 году на 1 рубль бюджетных расходов приходилось 97 копеек, потраченных из фонда, то к 2018 году на рубль бюджетных денег уже приходилось более 2 рублей из системы ОМС. Соответственно доля расходов на здравоохранение в региональных бюджетах снизилась с 14–16% в среднем в 2012–2014 годах, до 7–8% в 2017–2018 годах.

Достаточно высокий разрыв сохраняется между регионами в обеспеченности базовой медицинской инфраструктурой и персоналом, хотя на фоне реформы этот разрыв постепенно снижался. Если в 2013 году в целом по России на 10 000 человек населения приходи­лось 0,41 больничного учреждения, то к 2018 году эта цифра достигла 0,36, а разрыв меж­ду регионами с максимальной и минимальной обеспеченностью снизился с 12 до 11 раз. Аналогичную тенденцию, то есть общее снижение обеспеченности при небольшом снижении неравенства, можно зафиксировать и по обеспеченности больничными койками (94,2 на 10 тыс. человек в 2013 году и 81,6 — в 2018) и средним медицинским персоналом (105,7 на 10 тыс. человек в 2013 году и 101,6 — в 2018).


Защита окружающей среды и реформа обращения с отходами 

При очевидном тренде на снижение общего объёма загрязнения от промышленных предприятий, показатели нивелирования экологических рисков в основном стагнируют. При этом по объёмам выбросов загрязняющих веществ в атмосферу автомобильный транспорт (15 108 тыс. тонн) почти сравнялся с промпредприятиями (17 100 тыс. тонн), в то время как показатели экологизации российского автотранспорта (объёмы выбросов на одну машину), почти не меняются последние шесть лет. Из позитивных трендов заметно сохранение водных ресурсов: в 2018 году повторное и оборотное использование воды впервые превысило сбор загрязнённых сточных вод.

Наш рейтинг также позволил проанализировать крайне актуальную «мусорную» проблему. Подчеркнём, что речь идёт только о публикуемых Росстатом данных, которые определяются на основании путевых листов или документов, заполняемых при использовании спецтехники. Весь «теневой» рынок вывоза твёрдых бытовых отходов, естественно, остаётся за пределами возможностей исследователей.

Из позитивных новостей — очевидный тренд на снижение числа регионов, где согласно официальной статистике на переработку практически не вывозятся твёрдые коммунальные отходы (ТКО): если в 2010 году количество субъектов, где на переработку вообще не вывозились официально учтённые ТКО, составляло 56, то по итогам 2019 таких осталось только 21.

Масштабный кризис неплатежей и критическое состояние многих участников отрасли переработки ТКО наблюдались ещё до начала нового кризиса, поэтому высока вероятность, что переход к экономически выгодной и цивилизованной отрасли обращения с отходами в России затянется на несколько лет.


Качество государственного управления

По качеству государственного управления лидируют регионы, где высокий уровень инвестиционной привлекательности сочетается с хорошей транспарентностью местных властей и бюджетной дисциплиной. В тройку лидеров два года подряд входят Москва и Татарстан, но если в прошлом году вторую позицию в субрэнкинге занимала Тюменская область, то в 2020 году её место занял Ханты-Мансийский округ.

Бюджеты регионов ещё к концу 2019 года нарастили дефицит на фоне замедления прироста поступлений по налогу на прибыль и доходы физических лиц, при этом правда продолжив снижать долг и улучшать его структуру. Очевидно, что в 2020 году подавляющее большинство бюджетов регионов будет исполнено с дефицитом. Имеющие такую возможность более финансово устойчивые субъекты увеличат заимствования от банков и выпуска облигаций, в то время как регионы, имеющие ограничения Минфина РФ, будут увеличивать запрос на трансферты из федерального центра и, возможно, столкнутся с секвестром ряда неприоритетных статей.

Подробнее raex-rr.com/country/ESG_rating_regions

Рекомендуем
Контакты:

Адрес: г. Москва, Долгоруковская ул. дом 6, офис 68
Телефон:+79057401148
Редакция:

red@sdpl.ru
Редактор: Глеб Платошкин
Шеф-редактор: Елена Новомлинская
Реклама:

ad@sdpl.ru
+79057401148
Юлия Волкова

© 2015—2020 «Платформа Устойчивое развитие» - деловое издание. 18+

Свидетельство о регистрации электронного СМИ Эл № ФС77-75318 от 15.03.2019 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Новости, аналитика, лучшие практики устойчивого развития компаний, городов, регионов и государств.

При перепечатке материалов или частичном цитировании ссылка на портал SDPL.ru обязательна.