Статьи / ЭКО-среда / Экономика / Эксклюзив

Юрий КОВТУН: Лучше один реальный проект, чем куча красивых бумажек

Генеральный директор Cersanit в России Юрий Ковтун поделился опытом внедрения принципов устойчивого развития на всех площадках бренда в России и рассказал о трудностях реализации принципов ESG

Юрий КОВТУН: Лучше один реальный проект, чем куча красивых бумажек

Фото: Cersanit Group

- Заводы Cersanit относятся к I категории — предприятия с наибольшим потенциалом воздействия на окружающую среду. Так ли это?

- Нет. Согласно российскому законодательству, мы относимся к этой категории по объёму выпускаемой продукции, а не по эффекту, который наносим окружающей среде. Как и все промышленные предприятия, заводы выделяют диоксид углерода — до 200 тонн в год на одну промышленную площадку. Столько же выделяют 60 легковых машин за тот же период. Ещё одно вредное вещество (и последнее) — это бензаперен, примерно 100 граммов в год от одного завода. Столько же выделяют 13 тысяч курильщиков за год. Таким образом, суммарное воздействие наших предприятий на экологию минимальное. 

- Тем не менее россияне подозрительно относятся к большим промышленным площадкам. Трубы ваших заводов «парят» — опасно ли это?

- Мы используем большое количество воды в производстве. Частично она выпаривается в атмосферу в виде пара. Другая часть уходит на промывку линий и ёмкостей от глины, после чего собирается в отстойник, где осаждаются все взвешенные частицы и образуется твёрдый осадок. После этого техническая вода попадает в канализацию. Твёрдый осадок — глина, песок, полевой шпат — используется повторно для приготовления массы для плитки. Мы не до конца решили вопрос с утилизацией тепла, образующегося при обжиге плитки, но постоянно работаем в этом направлении. Проект по рекуперации тепла внедрён на «Кучинском Керамическом Заводе». Там избыточное тепло от печей не выбрасывается в атмосферу, а используется для обогрева помещений, нагрева воды, работы технологического оборудования (сушильных камер). Такая система реализована в «Кучино» и на «Сызранской Керамике» в Самарской области. 

- На заводах работают горячие печи. Насколько работникам комфортно в таких условиях?

- Мы постоянно работаем над улучшением условий труда на наших площадках. Одним из недавних проектов стала установка охладителей (фанкойлов) прямо в цеху, вблизи источников тепла. С помощью фанкойлов мы забираем холод артезианской воды, а сама вода поступает в производственный цикл. Таким образом мы обеспечиваем комфортную температуру в цеху без дополнительных затрат на электроэнергию, без использования вредных для окружающей среды фреоновых холодильных машин. Вода греется за счёт охлаждения оборудования. Получается, что мы используем все её свойства и состояния для производственных целей. 

- Вы очищаете воду, но куда уходит то, что не превращается в пар? 

- Через отстойник техническая вода уходит в городскую канализацию. Далее она смешивается с отходами других предприятий, расположенных поблизости. Нам сложно судить о её чистоте в более низких точках, но со своей стороны мы на сто процентов уверены в чистоте отводимой воды и качестве её очистки. Кроме того, наши собственные люки с водоотводом всегда открыты для проверки.  

- На ваших предприятиях всё же остаются отходы: бракованная или битая продукция. Как решается вопрос с утилизацией?

- Значительную часть бракованной или битой керамической продукции (черепков) мы измельчаем до состояния порошка и добавляем в массу, то есть, возвращаем обратно в цикл. Доля такого сырья в производстве строго ограничена ввиду высоких требований к качеству готовой продукции. Здесь мы схожи, например, с хлебным производством. Мы знаем, что некоторые заводы отдают битые черепки огородникам и на отсыпку дорог, но поскольку такой способ утилизации плохо регламентирован законодательством и несёт административные риски, мы пользуемся услугами лицензированных компаний по утилизации отходов. Керамика — это уникальный продукт, потому что период её разложения менее 200 лет, что по общим меркам считается быстрым процессом. 

- У больших предприятий есть одна общая проблема — заселяемая санитарно-защитная зона. Как решают этот вопрос в Cersanit?

- Соблюдение санитарно-защитных зон не успевает за изменениями. К сожалению, у предприятий нет абсолютно никакого юридического обоснования отстаивать свою санитарно-защитную зону. Поэтому так часто выдаются разрешения на строительство жилых домов и меняются характеристики земель. Жильцы домов начинают возмущаться соседству, подают жалобы, и это бьёт по инвестиционной привлекательности региона. Поэтому санитарно-защитные зоны, на мой взгляд, должны быть сформированы самым жёстким образом вокруг каждого предприятия. Соблюдение этих границ – ответственность местных властей. Имея подобный неприятный опыт в подмосковном Железнодорожном, где находится один из наших заводов, мы при обсуждении стратегических инвестиционных планов на десятки миллиардов рублей не рассматриваем Московскую область именно ввиду высокой плотности застройки и близости к населённым пунктам. Наше новое предприятие должно быть с чётко определённой санитарно-защитной зоной, проходящей строго по границе нашего земельного участка. Только так мы сможем обезопасить себя от застройки близлежащей территории и обеспечить комфорт соседям. 

- Доставка товаров — это тоже удар по экологии. Автомобили выделяют диоксид углерода, обслуживая ваши заводы…

- Мы оптимизируем маршруты. Например, чтобы сократить транспортное плечо, сейчас мы рассматриваем дополнительную площадку за пределами Москвы и Московской области для клиентов, которые находятся в восточной части России. Также мы активно используем железную дорогу, но здесь есть проблемы: нестабильность работы, ненадёжность поставок и неоперативность. Нередко узловые станции закрывают на ремонт, а качество транспортировки оставляет желать лучшего — продукция часто не доезжает целой. Думаю, это общие проблемы для всех грузоотправителей, решение которых они рады были бы обсуждать. Отладив поставки с помощью РЖД, мы могли бы существенно сократить выбросы СО2. 

- Как осуществляется экологический надзор на вашем предприятии? Может быть, есть экологический паспорт или какой-то другой документ?

- Мы пока не видим каких-либо явных лидеров в системе эко-сертификации, поэтом не можем однозначно сказать, какой сертификат был бы актуален для нас и для наших клиентов. Кроме того, я за один реальный проект, чем за большое количество красивых бумажек. На нашем предприятии есть экологические программы, которые мы постоянно реализуем. Мы проводим самостоятельные внутренние аудиты, а также открыты для внешних аудитов и визитов. Наши клиенты, такие крупные международные корпорации, как GROUPADEO (прим. – владеет сетью Леруа Мерлен в России), проводят регулярные аудиты в области экологии, обеспечения качества продукции, социальной ответственности. Мы стабильно получаем очень высокие оценки по каждому из этих направлений. Также мы ежеквартально и ежегодно отправляем отчёты по выбросам и чистоте воздуха — то есть, выполняем всё, что требуется Российским законодательством, и даже больше. 

- Cersanit готовится к запуску нового проекта С500. В планах компании строительство ещё одного завода. Каким он будет с точки зрения экологичности?

- В концепции будущего проекта уже заложена и рекуперация тепла, и переработка 100% отходов. Завод будет спроектирован таким образом, чтобы внутри него шла переработка всех отходов, и чтобы он был независим. Это сократило бы влияние на окружающие населённые пункты, упростило бы причинно-следственный анализ в случае возникновения проблем и позволило бы устранять последствия локально. Концепция экологичного предприятия — проект с заделом на будущее. Наши покупатели — это поколение Z, для которого экологичность и сохранение планеты важны. Каждое последующее десятилетие эти вопросы будут стоять всё более остро для всех нас, как для потребителей, так и для производителей.

- Что, по вашему мнению, нужно сделать властям, чтобы обратить внимание производителей на вопросы экологии?

- Предусмотреть плату за вредные выбросы, а не категоризировать предприятия. Тогда у организаций была бы финансовая заинтересованность снижать выбросы и показывать высокие значения экологичности своих производств. Ответственное предприятие — это предприятие, которое готово говорить о своих проблемах и нарушениях, готово их решать и не пытается найти лазейку в законодательстве. Сегодня нужно сфокусироваться на предприятиях, которые находятся в серой зоне и безнаказанно воздействуют на экологию. Этот пласт, скорее всего, сопоставим по размеру с предприятиями белыми, которые на виду. Однако силы государства брошены на контроль именно над честными и ответственными компаниями. В решении таких вопросов помог бы экологический омбудсмен, но такая практика в России пока не развита. 

 

Рекомендуем
Контакты:

Адрес: г. Москва, Долгоруковская ул. дом 6, офис 67
Телефон:+79854690472
Редакция:

red@sdpl.ru
Шеф-редактор: Елена Новомлинская
Главный редактор: Анастасия Щукина
Реклама:

adv@sdpl.ru
+79854690472
Юлия Громова

© 2015—2020 «Платформа Устойчивое развитие» - деловое издание. 18+

Свидетельство о регистрации электронного СМИ Эл № ФС77-75318 от 15.03.2019 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Новости, аналитика, лучшие практики устойчивого развития компаний, городов, регионов и государств.

При перепечатке материалов или частичном цитировании ссылка на портал SDPL.ru обязательна.